На главную Написать письмо Карта сайта

Печать страницы РСС
Главная
О Фонде
Заботы о России
Национальные традиции
Наши помощники
Обзоры журналов
Спецпредложения
Мероприятия
Базы отдыха
Поиск:

09.04 Завершен отбор эскизных работ на конкурс...

17.02 Завершился конкурс «Легенда о белом соколе»

27.01 Ольга Коршунова: В традициях наших истоки России

24.01 Завершился конкурс на создание гимна...

31.08.2012 | Детям о русских народных промыслах: История хохломской росписи

Детям о русских народных промыслах: История хохломской росписи

Сегодня очень важно, чтобы дети не только сами создавали произведения народного искусства, но и знали о происхождении этого искусства, об истории развития народных промыслов. Для учителя, который видит своей задачей воспитание в детях любви к русскому народному искусству, мы начинаем публикацию глав из книги Людмилы Васильевны Шевчук «Дети и народное творчество». История Хохломской росписи: где и когда возникла огненная Хохлома?

Хохлома — красота несравненная. Мерцающее золото, пламень киновари, глубина черного фона. Поет Хохлома человеку о мире нестареющем и прекрасном.

Сегодня в нашей стране и за рубежом все знают, что родина пламенной Хохломы — Горьковская область. Здесь живут талантливые потомственные мастера огненной росписи, здесь же находится и единственная в мире художественная профессионально-техническая школа хохломской росписи. Ее адрес — город Семенов. Эта школа готовит кадры художников хохломской росписи, токарей, столяров и резчиков по дереву для таких всемирно известных художественных предприятий народных-промыслов, как объединение «Хохломская роспись» и фабрика «Хохломской художник». Кроме того, в очагах народных промыслов — в школах Ковернинского района и на Семеновском учебно-производственном комбинате на уроках труда и на круж-ковых занятиях по специальной программе воспитанников обучают приемам хохломской росписи, здесь бережно передают традиции древнего народного искусства подрастающему поколению.

Держа в руках горящую золотом и киноварью братину , кружку или вазу, которую щедрые руки талантливого мастера превратили в подлинную драгоценность, невольно задаешь себе вопрос: откуда пришло к нам это чудо чудное, диво дивное — огненная Хохлома?

хохломская роспись

Когда и где возникло искусство хохломской росписи?

Один из исследователей Хохломы — профессор Виктор Михайлович Василенко высказывает такое предположение:

«Время возникновения хохломской росписи определить пока еще трудно. Вероятно, ее зарождение надо относить к XVII, а окончательное образование к XVIII веку, возможно, что истоки восходят даже к шестнадцатому столетию.

Сам характер росписи, подражающей золотой и серебряной посуде, был подсказан декоративным искусством Древней Руси. Различные сведения дают основания полагать, что в Московском государстве было много художественных центров, изготовлявших деревянную посуду с отделкой под золото или расписанную золотом. В XVI—XVII вв. везде выделывалось множество разных деревянных изделий, которые были незаменимы в быту народа» (Василенко В. М. Хохлома. М., 1959, с. 12)!

Историк С. В. Бахрушин, говоря о Москве начала XVII в., пишет, что «столица государства поставляла» более ценную, художественно отделанную, расписанную золотом и красками деревянную посуду — «братины подписаны золотом», «братины красные, венцы подписаны золотом» (Бахрушин.С. В. Научные труды. М., 1952, т. I, с. 100).

Особенно славились кирилловские изделия и троицкая посуда, которые изготовлялись в Кирилловском и Троице-Сергиевом монастырях.

В.    М. Василенко о происхождении хохломской техники высказывает следующую гипотезу: «Есть основание думать, что хохломской способ отделки посуды возник не сразу. Уже в XVI—XVII вв. применяли олифление и «подписку золотом».

Не знаем мы одного — применялась ли уже в Древней РуСи горячая обработка олифы. По-видимому, полуда, т. е. оловянный порошок, еще не была известна мастерам как способ художественной отделки. Однако есть ряд данных, что эта техника могла развиваться под влиянием иконописной. Строгановскими мастерами иногда в живописи икон применялось серебро для повышения яркости красок. Можно предположить, что местные скитские иконописцы, работавшие не только над иконами, ио и занимавшиеся порою украшением утвари, использовали серебро «под олифу», чтобы добиться большей декоративности в расцветке. В музее города Семенова хранятся две старинные хохломские чаши, расписанные по серебру и покрытые олифой. Позднее серебро было заменено более дешевым оловом, способ применения которого, наверное, был открыт каким-либо местным «химиком», одним из талантливых русских людей-самоучек» (Василенко В. М. Хохлома, с. 26).

Таким образом, посуда, похожая на хохломскую, производилась в Москве и в других местах. Хохлома, вероятно, была лишь более поздним отражением этого большого искусства окраски дерева.

Заволжские пахотные земли встарь называли «неродимыми» из-за низких урожаев, которые они давали. Крестьяне, чтобы не умереть с голоду, вынуждены были заниматься промыслами. На их работу — посуду с хохломской росписью, очень прочную и удобную для употребления в быту, раскрашенную ярко и выразительно, спрос не падал.

хохломская роспись

К концу XVIII в. производством деревянной посуды и ее росписью занимались крестьяне примерно 50 сел, расположенных на реках Узоле и Керженце. «В это время особую известность приобретает семеновская, или так называемая хохломская, посуда, которая выделывалась крестьянами вотчин Шереметьева (1787 г.) в селах Хохломе и Никольском Семеновского уезда» (Щепетов Н. К- Крепостное право в вотчинах Шереметьева. М., 1947, с. 93).

К середине XIX столетия в одном только Семеновском уезде насчитывается 536 токарен. «Деятельность в Хохломской области необыкновенная,— пишут «Нижегородские губернские ведомости» в № 49 1855 года,— в одних деревнях приготовляют баклуши, в других из баклуш точат чашки, в третьих их красят льняным вареным маслом». Налицо — разделение труда: в тех деревнях, где точили изделия, крашением их не занимались.

Вот как описывает труд мастеров Хохломы в своей книге «В лесах» П. И. Мельников (Андрей Печерский):
«У Потапа Максимыча по речкам Шишинке и Чернушке во-семь токарен стояло. Посуду круглую: чашки, плошки, блюда в Заволжье на станках точат — один работник колеса вертит, другой точит. К такому станку много рук надо, но смышленый заволжанин придумал, как делу помочь. Его сторона место ровное, лесное, болотное, речек многое множество. Больших нет, да нет и таких, что «на Горах» водятся: весной корабли пуская, в межень курица не напьется. В песчаных ложах заволжских речек воды круглый год вдосталь; есть такие, что зимой не мерзнут; летом в них вода студеная, рука не терпит, зимой пар от нее. На таких-то речках и настроили заволжские мужики токарен; поставит у воды избенку венцов в пять, в шесть, запрудит речонку, водоливное колесо приладит, привод веревочный пристегнет, и вертит себе такая меленка три-четыре токарных станка зараз. Работа не в пример спорее. Таких токарен у осиповского тысячника было восемь, на них тридцать станков стояло; да, кроме, того, дома у него, в Осиповке, десятка полтора ручных cfaHKOB работало. Была своя красильня посуду красить да пять печей; чуть не круглый год дело делала. Работников по сороку и больше Потап Максимович держал. Да по деревням еще скупал крашоную и некрашоную посуду. Горянщйной сам в Городце торговал».

Хохлому в те годы называли «горянщйной», так как закаливали посуду в горне, в печи.

Хозяином на промысле был скупщик. В его руках находилось токарное производство, он обеспечивал «красильщиков» (так называли тогда хохломских художников) «бельем» (т. е. некрашеной белой токарной посудой). Скупщик приобретал у мастеров за полцены окрашенные изделия. А кустарям продавал в своих лавках по повышенным ценам масло, краски, продукты питания. Покупать все это в других лавках по более дешевой цене скупщик не разрешал. А кто нарушал запрет, тому скупщик прекращал поставку «белья».

«Мой отец, а также мой дядя, старейший хохломской мастер Е. Муравьев, наш односельчанин — В. Сироткин работали на скупщика,— вспоминает Степан Павлович Веселов.— Спали по три часа в сутки — остальное время работали. Трудились на скупщика целыми семьями. Женщины и дети белье «вапили» (грунтовали особой глиной. — Л.Ш.), чтобы закрыть все поры в древесине и создать водонепроницаемую пленку, затем «лудили» (наносили серебристое покрытие. — Л.Ш.), мужчины расписывали подготовленную таким образом посуду птицами, травами, рыбками и другими узорами. Круглые сутки в красильнях топились печи, в которых варили олифу, закаливали посуду».

В конце XIX — начале XX в. в Семенове появились купцы, которые торговали щепным товаром.

Несмотря на каторжный труд, жили красильщики очень бедно, еле-еле сводили концы с концами. Зимой многие из них уходили на заработки в большие города. Здесь они ходили по трактирам и расписывали чайники, подносы, зарабатывали на хлеб себе и своей семье.

В 1883 г. видный деятель Нижегородского губернского земства Е. Медиокритский писал: «Центром красильного производства нужно считать Хохлому Хохломской волости Семеновского уезда, верстах в 7—14 от Скоробогатовской волости, или собственно от селений этой волости, в которых занимаются окраской. В Хохломе сосредоточивается главным образом торговля всеми произведениями края: сюда свозится из разных мест в громадном количестве щепной товар, который служит материалом красильного производства, здесь же сбываются отчасти и окрашенные вещи» (Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. Вып. IX, Спб., 1883, с. 2175).

Во второй половине XIX столетия искусно выточенные и расписанные блюда и чашки, поставцы и кандейки появляются на рынках Западной Европы, Средней Азии, Персии, Индии.

Большое количество (около 100 000 штук больших и малых чаш) крашеной деревянной посуды было в 1884 г. отправлено в Париж, Лондон, Амстердам и Ниццу. Через год была отправлена партия хохломской посуды и мебели с хохломской росписью в Антверпен, а в 1897 г. — в Прагу.

В начале XX столетия хохломские изделия постоянно появляются на Лейпцигской ярмарке, на различных выставках в городах Западной Европы; они проникают в отдаленные города Америки, в Австралию и даже Африку.

В XIX в. в Хохломе создается довольно много видов изделий. Здесь делали большие плашковые блюда, достигавшие метра в диаметре, известные под названием артельных или бурлацких. Одно из таких блюд сегодня можно видеть в музее кустарных промыслов Семенова.

В те же годы создаются различных размеров братины, поставцы, солоницы, кондейки, совки для муки. Все эти изделия конца XIX — начала XX в. представлены в Семеновском музее кустарно-художественных изделий.

хохломская роспись

Для себя и по заказу односельчан мастера расписывали дуги, прялки и швейки, лукошки для ягод, грибов и другие вещи, окружавшие их в быту. Для хохломских художников всех поколений характерно стремление украсить свой быт.

В искусстве народных мастеров поэзия и красота жизни представлены в своем совершенном единстве. Красиво и жизненно — вот кредо художников, создавших образцы деревянной посуды с хохломской росписью.

Но где источники травного узорочья? «Они — в искусстве Древней Руси, отчасти в искусстве Востока. «Травные» орнаменты попадали в крестьянское искусство с разнообразных предметов. В далеком Заволжском скиту мастеру мог приглянуться драгоценный оклад иконы, орнаментированный чеканным растительным узором, причудливый рисунок на старообрядческой рукописи, писанной яркой пылающей киноварью, подцвеченный золотом и другими красками, а также мог поразить его диковинный узор на завезенной персидской ткани. Наконец, прелесть орнамента в отделке одежды, в украшениях утвари боярства не могла оставить его равнодушным» (Василенко В. М. Хохлома, с. 34). Все это подвергалось глубокому осмыслению, творчески перерабатывалось.

В Семеновском музее народных художественных изделий хранится икона конца XVII в., на которой около борта ковчега идет луженая полоска с характерной росписью «травкой». А ведь именно «травка» присутствует во всех типах хохломского орнамента. Истоки орнаментики и колорита хохломской росписи со своеобразным сочетанием красок — ярко-алой киновари, черного цвета и золота, вьющимися цветами с гроздьями ягод в окружении «трав» — в древнерусской декоративной культуре XV—XVII вв. Именно в эти века подобные сочетания цвета встречаются во фресках и иконах, в оформлении книг, обложки которых украшены узорами, похожими на хохломские, также была расписана церковная утварь, посуда и даже целые помещения. К примеру, золотыми травами, цветами и листьями расписаны красные стены «Престольной» в Теремном дворце Московского Кремля (1635—1636 гг.). А орнамент заставок Вкладной книги Троице-Сергиевой лавры (1673 г.) напоминает «Кудрину», которой мастера золотой Хохломы любят украшать подарочные наборы и ковши.

Таким образом, Хохлома — уникальное явление в русском народном искусстве — создавалась на протяжении длительного исторического времени.

Другие статьи на тему Народное творчество:


Теги к данному материалу:
Беседы у костраИскусствоИсторияНародные промыслыНациональные традицииОбществоРассказыРегионы
Все теги >>>
Установите наш виджет



Оставить комментарий Google Facebook Вконтакте Mail.ru Twitter Livejournal
Для того чтобы оставить комментарий войдите через социальный сервис.
Комментарии:
15.11.2012 20:11:53

15.11.2012 19:03:50

Московская область, Ленинский р-н, д. Орлово, Национальный конный парк «РУСЬ»


Подписка на новости
E-mail:

01.11 Ветеринарная служба предлагает услуги...

01.10 Совершенствуем навыки верховой езды

28.08 Скидки на аренду денников в Национальном Конном...

01.08 ДЮСШ КСК ЛЕВАДИЯ "Виват, Россия!" объявляет...

Журнал Охотничий Двор



НКП



НКП РУСЬ

Фотогалереи и Фоторепортажи
контакты   реклама на сайте
2008-2014 © Национальный Фонд Святого Трифона | (498) 547-42-72 | inform@stfond.ru
 

Участники консорциума ФИНХОЛКОМ-ГРУПП