На главную Написать письмо Карта сайта

Печать страницы РСС
Главная
О Фонде
Заботы о России
Национальные традиции
Наши помощники
Обзоры журналов
Спецпредложения
Мероприятия
Базы отдыха
Поиск:

31.10 Консорциум «ФИНХОЛКОМ-ГРУПП» - за...

30.10 Фонд объявляет о начале ежегодного...

22.09 Национальный конный парк "РУСЬ" приглашает...

09.04 Завершен отбор эскизных работ на конкурс...

01.02.2013 | В российских деревнях крестьян заменяют роботами

В российских деревнях крестьян заменяют роботами

Докатилась-таки модернизация до российской глубинки. Доят нынче роботы, а не человек! Но куда деваться тем людям, кого лишила машина рабочего места? В города? А на гигантских пустых пространствах одни роботы останутся? Чтобы понять, что несет прогресс в глубинку, корреспондент «КП» отправилась в поволжское село, где «железки» любезнее новым хозяевам, чем люди.

Прокати меня, Петруша, на карусели

Вот и село Беловка Самарской области. Управляющий фермой Игорь Ракитин будит ни свет ни заря:

- У нас вообще-то первая дойка в пять часов начинается, так что я вас еще пожалел, - смеется Игорь.

В первом же хлеву я через пятнадцать минут не чувствую ног от холода - ватных штанов, как у животноводов, у меня нет, а градусник показывает минус 15. Ладно я, а коровы не мерзнут? Оказывается, все в порядке: чуть сильнее натопишь, буренки от любого сквозняка чихать начнут. А телятам и минус 25 нипочем.

- Это называется - холодный способ выращивания, - смеются румяные телятницы в теплых пуховиках.

Хорошо им! До главной фермы бегом бегу. Но плевать на мороз, там же стоит загадочная доильная карусель. Любопытство зашкаливает: что за агрегат такой?

- Как раз успели! - кричит Игорь и тянет за рукав в огромный зал. - Вот!

Установка и правда напоминает детский аттракцион: круглый пандус с отсеками медленно крутится, только вместо малышей на нем катаются коровы. Специальная балка подталкивает буренок к установке, они влезают на свои места и начинают вращаться. Три доярки стоят, как выражается Игорь, по принципу «Мерседеса» - в трех углах, как на эмблеме машины. Одна протирает вымя, вторая надевает доильный аппарат, а третья, когда корова подоится, снимает трубки и смазывает соски ядовито-синей жидкостью - для дезинфекции.

Вроде бы инновации и модернизация в одном флаконе! Но оказалось, карусель - вчерашний день. Меня ждет что-то еще более впечатляющее.

«Неправильная ты телка»

В следующем хлеву - доильный робот. Робот натуральный: металл, щупы, захваты. Вот же адская машина!

- Да какая нормальная корова туда пойдет? - удивляюсь. - Я ни в жизни бы не сунулась.

- Неправильная ты телка! - смеется мой спутник и показывает на стадо - очередная буренка как раз решила заглянуть на дойку.

Раньше коров приходилось туда заманивать чуть ли не всемером, а потом привыкли, рассказывает Игорь. Выглядит действо так: рогатые отдыхают в хлеву, а потом цокают в сторону робота. Компьютер их передвижения отслеживает, и, если на дойку рано, двери просто не открываются. А если вовремя - добро пожаловать, железная рука надевает на вымя доильный аппарат, и, пока коровка жует вкусняшку, робот ее доит.

За произведение немецких конструкторов отвалили 14 млн. рублей, купили четыре штуки. Поначалу нарадоваться не могли, но на зимней холодрыге роботы сами доить отказались. Пришлось приставить оператора, чтобы помогал.

- Производители говорят - погода виновата, - рассказывает глава группы компаний, куда входит беловская ферма, Николай Сомов. - Вот пишем претензии и ждем ответа.

Немцы предупреждали - технике нужна температура не ниже +5 градусов, но даже в более теплых условиях устройства капризничают. Почесали бюргеры в затылке и пообещали прислать техников.

сельское хозяйство

Молодёжь еще поискать

- А чего людей побольше не нанять? - задаю я главный вопрос.


- Так вы найдите тут нужных спецов! - разводит руками Сомов.

Стали строить ферму, рассказывает он, глядь - а работников-то нема. Или квалификации маловато, или желания нет на «негламурной» работе горбатиться, а некоторые пьют.

- А гастарбайтеры? - говорю. - Рабочая сила же, и денег много не просят.


Сомов дает понять, что мигранты ему не по душе. Он вообще бизнесмен нетипичный: «гастов» не жалует, содержит вместе с партнерами местную волейбольную команду, на Новый год помог елку на главной площади поставить, теперь вот роботов привез...

Впрочем, что до роботов, нет тут ни закидона, ни альтруизма. Выгода от роботов есть. Они, хоть и дорогие, зато ошибок не делают.

- Вы знаете, что первые струйки молока на дойке нужно в канализацию спустить? - спрашивает Сомов. Я, та еще доярка, хлопаю глазами. - Человек может про это забыть, а робот - нет.

Вечером в кафе решила поболтать с местной молодежью. Двое ребят двадцати с небольшим лет неспешно потягивают пиво и болтают о своем. Задаю вопрос: есть ферма, почему работать туда не идете?

- Я тут оставаться не собираюсь, поеду в Тольятти, - тут же отвечает Володя. На спинке стула висит его добротная кожаная курточка, на столике рядом с бокалом пенного - кепка-«уточка». - Я механик, какие коровы? Скучно. Даже клуба нет приличного.

- А я доил когда-то! - смеется его приятель Макс, похожий на былинного богатыря, белобрысый, высоченный. - Еще у бабушки, в деревне. Но я компьютерщик, чего мне на ферме навоз кидать?

- Почему навоз, - возражаю я, - там техники полно!

- Не, не хочу, - тянет Макс.

И поясняет: если простак Володя еще думает о Самаре, так он, умный парень Макс, сразу в Москву.

Ребята не хотят говорить, что главная причина - деньги. На ферме платят около 20 тыс. Для села прилично, но в Москве-то поболее срубить можно!

В очереди в магазинчике разговорилась с Ларисой. На вид даме чуть за сорок, в Москву не собирается, но и на ферму идти желанием не горит.

- Ой, да вы что! - смеется в ответ. - Я к корове подойти-то боюсь! И не умею - всю жизнь в городе прожила.

- А если научат?

- Нет-нет, у меня муж на нефтянке работает (местные нефтеперерабатывающие заводы. - Прим. ред.), нам хватает.

Сейчас с животными и техникой управляются 15 человек из городка Отрадного и окрестных сел, но потом наверняка придется искать еще - ферма-то расширяться собирается. И вопрос, где взять людей, открыт.

сельское хозяйство

2500 евро за животину?

Пока гуляем по ферме, Николай Сомов рассказывает еще один случай. Когда в Беловку привезли коров, один скотник стал погонять хворостиной элитных животных с матюгами.

- Он ей - «разъедрит твою тудыть, а ну пошла!» - рассказывает Сомов. - Я ему - «чего делаешь, нельзя так!» Он в ответ - «а как еще с ними, в рога целовать?» Так и ушел.

Коров сюда привезли из Финляндии, айрширской и голштинской пород. Столь крупной партии - тысяча голов! - в зарубежах сразу и не нашли, собирали по хозяйствам, рассказывает Игорь Ракитин. Выложить пришлось 2500 евро за каждую телочку.

- Ну а что вы хотите? - говорит Сомов, оглядывая финских подопечных. - Наших пород не осталось почти. Не занялись вовремя генетикой, вот и результат - скот часто болеет, доится плохо.

В советское время от коровы старались получить все сразу - и мясо, и молоко, а потому и разводили универсальный скот. В итоге не получили ни мяса, ни молока порядочного.

Но если породы завезти, тут же оговаривается: наша молочка ничем не хуже финской будет. Одну международную вершину Сомов уже взял: 80% молока хозяйства уходит на заводы известной французской компании. Качество там контролируют будь здоров, при малейшем сомнении молоковоз заворачивают.

- Ценами нас, правда, не балуют, - признается Николай. - Зимой за литр могут давать до 17 рублей, а летом, когда у всех молока навалом, почти в полтора раза меньше.

Оставшееся молоко, что не идет на завод, грузят в фирменные бочки и продают. Кстати, молоко, которое поступает с карусели и от роботов, лишь фильтруют и охлаждают. Народ ценит натуральное, разбирает влет. Вот только в супермаркетах этого товара пока нет.

- Слишком много затрат на хорошую упаковку, чтобы не стыдно было в руки взять, - говорит Сомов.

Кто страшнее - банкиры или ВТО

Если бы материал на этом и заканчивался, то написан он был бы не про российского фермера, а про какого-нибудь немца. Глянцевая картинка с новенькой техникой и крутобокими коровами отлично смотрится в Европе, а в России вызывает недоумение - так ли все просто? Увы, нет.

Когда я начала расспрашивать Николая Сомова о том, откуда брали деньги на ферму (выложили почти миллиард рублей), он нехотя стал вспоминать свои мытарства по банкам. Часть денег вытащили из уже существующего бизнеса (группа компаний владеет сетью магазинов, АЗС, автосервисами), а 450 млн. пришлось занимать у банкиров. Условия оказались не самые выгодные.

- Ставки 13,5 -15%, для бизнеса очень много. В Европе берут 2 - 3%, -

рассказывает Сомов. - И деньги дали всего на пять лет! Ферма через три года только начнет работать в полную силу, но прибыли и тогда еще не будет, лишь выйдет в ноль. А уже кредиты отдавать.

Давать крупные суммы банки соглашаются только под внушительный залог - Сомову пришлось закладывать все имущество группы компаний, какое было. Оценивают его всегда дешевле, чем на самом деле, а потому и денег дают меньше.

- Мы пользуемся дотациями, до которых можем дотянуться, - рассказывает Сомов. - Федеральные, областные, местные - все. Но теперь Россия стала членом ВТО, и непонятно - лучше мы будем жить или хуже...

Помогать своим крестьянам Всемирная торговая организация не запрещает, но и заваливать деньгами не дает - сейчас государство может выделять аграриям до $9 млрд. в год, а к 2018 году планка снизится до $4,4 млрд. Сейчас Минсельхоз раздает едва больше $3 млрд., и у нас есть простор для маневра, но казна не бесконечна, а бизнес чаще всего опасается соваться в село.

- Сельское хозяйство большинству инвесторов неинтересно - слишком долго будут окупаться вложения, непонятно, какой будет урожай или надои, - комментирует завсектором исследования агропромышленного комплекса Института экономики РАН Борис Фрумкин. - А теперь рынок открылся для заграничной продукции, где за годы нормальной поддержки фермеры здорово наладили производство. И нашим аграриям придется конкурировать с ними.

Эксперты говорят - для сельского хозяйства наступает переломный момент. Рынки открыли, и, если сейчас российские фермеры не выстоят, есть нам тогда финский творог с литовской сметаной... Оно, может, и вкусно, да только о какой тогда продовольственной безопасности речь, если почти все из-за границы?

- Выжить будет непросто даже крупным компаниям, а уж мелким тем более, - говорит Борис Фрумкин. - А именно малый сельхозбизнес нам так нужен - он снабжает местный рынок свежими продуктами, сохраняет село.

Впрочем, как говорит Фрумкин, ползти на кладбище нашему АПК рановато. В новой госпрограмме поддержки сельского хозяйства, которая начала работать с 1 января, прописаны виды помощи (субсидии на гектар пашни, на голову коровы). Беда в том, что субсидии маленькие. Придется придумывать новые ухищрения. Недавно, например, решили создать реестр неблагоприятных для сельского хозяйства территорий и накачивать их деньгами сильнее, чем другие области: правила ВТО этого не запрещают.

...Когда мы с Николаем Сомовым говорили о кредитах и процентах, день на ферме подходил к концу, работники собирались домой, коровы топали в хлев. Меня волновал один простой вопрос: зачем успешная в общем-то компания вообще занялась сельским хозяйством?

- Знаете, мы все риски видим, - признает Николай. - Но раз уж взялись, надо доводить все до конца. Мы уже столько всего сюда вложили, что было бы глупо останавливаться на полпути. Пока все идет не так уж плохо, а дальше - война план покажет.

Вместо послесловия

Российские фермеры всеми силами пытаются поставить свой товар на полки крупных магазинов, но получается с трудом. Почему?

- Магазину нужно, чтобы люди, узнавали бренд, брали и покупали. А фермерское молоко не знают, и торговые сети понимают: молоко - продукт скоропортящийся, и если вовремя не продали, все убытки лягут на них, - рассказывает глава Национального союза производителей молока Андрей Даниленко.

Специально проверила - есть все-таки продукты частных хозяйств. Правда, по 150 рубликов за литр молока. И тут торговцы подкузьмили: за счет высокой цены надеются отбить возможные потери.

Молочники говорят - нужно создавать фермерские кооперативы, чтобы сообща строили заводы для переработки и выходили в магазины. И недурно было бы запустить рекламу на государственные деньги - мол, покупайте наше, натуральное, пейте больше молока. Но чиновники пока упираются, хотя и стоит это дешевле, чем сегодняшние «молочные» субсидии. Не привыкли к такому.

Комментарий эксперта

Евгений Корчевой, гендиректор Российской ассоциации производителей техники: «Такая покупка для наших фермеров скорее исключение, чем правило»

- Парк сельхозтехники с 90-х годов уменьшился больше чем в 6 раз, и покупают ее сегодня очень мало. В год фермеры приобретают всего одну десятую от того количества, которое необходимо для нормального развития сельского хозяйства. Почему так происходит? Ответ прост - у них просто нет денег, а инвесторы помогать не хотят, потому что не готовы рисковать. Аграрии и животноводы набрали кредитов, теперь долги нужно отдавать, и покупка машин сейчас скорее исключение, чем правило. Задача номер один для государства - обеспечить фермерам стабильный доход, который позволит обновлять специальную технику, более эффективно работать и снижать свои затраты. Роботы и спецтехника - это будущее села, только так можно сделать хозяйство эффективным и высокопроизводительным.

Другие мнения


Евгений Афанасьев, заместитель директора фермы «Скопа», Тверская область: «Персонала не хватает, потому и подумываем о технике»

- Мы тоже думаем про покупку таких аппаратов, но брать прямо завтра не собираемся. К тому же роботы довольно дорогие. Доярок найти сложно, людей не хватает. И пригласить кого-то мы к себе не можем - жилья нет. Да и людей приходится долго учить. А с роботами человеческого фактора нет.

Андрей Трифанов, владелец сельхозпредприятия «Дашенька», Псковская область: «Лучше обучить десять человек!»

- Все-таки проще классно обучить десять людей. У нас все работники местные, и зарплата у них 30 тысяч рублей - втрое выше, чем в среднем по области. Требуем от них соответственно. Если будут появляться новые технологии - здорово, но первыми на себе их испытывать вряд ли решимся. Сейчас у нас на тысячу коров 25 доярок. Нас такое положение дел вполне устраивает, да и их тоже.

Нина Кузьмина, фото - Анар Мовсунов 

Другие статьи на эту тему:


Теги к данному материалу:
Беседы у костраБиотехнологияВетеринарияВидеоЗаботы о земле РоссийскойОбществоРассказыРегионыЭкономика
Все теги >>>
Установите наш виджет



Оставить комментарий Google Facebook Вконтакте Mail.ru Twitter Livejournal
Для того чтобы оставить комментарий войдите через социальный сервис.
Московская область, Ленинский р-н, д. Орлово, Национальный конный парк «РУСЬ»


Подписка на новости
E-mail:

01.11 Ветеринарная служба предлагает услуги...

01.10 Совершенствуем навыки верховой езды

28.08 Скидки на аренду денников в Национальном Конном...

01.08 ДЮСШ КСК ЛЕВАДИЯ "Виват, Россия!" объявляет...

Журнал Охотничий Двор



НКП



НКП РУСЬ

Фотогалереи и Фоторепортажи
контакты   реклама на сайте
2008-2014 © Национальный Фонд Святого Трифона | (498) 547-42-72 | inform@stfond.ru
 

Участники консорциума ФИНХОЛКОМ-ГРУПП